Цивилизация и варварство
Get Adobe Flash player

Бедность интеллигенции

В разговоре он, в частности, спросил меня, во сколько раз больше в России платят профессору по сравнению с таксистом. Я ответила, что сам вопрос поставлен неправильно: в России профессору платят в дватри раза меньше. Тогда таксист спросил, протестуют ли против этого российские таксисты. И доходчиво объяснил: если бы в его государстве высокообразованные люди с профессорскими званиями получали бы куда меньше таксистов, он, таксист, первым бы вышел на улицу с протестом против такой несправедливости и нелепости. Согласитесь, это многое объясняет; в нашей стране подобное отношение к проблеме со стороны народа даже трудно помыслить. Допущенная, «узаконенная» бедность интеллигенции, т. е. людей, которые не только сами много учились, но и научились учить других, выглядит особенно варварским парадоксом в условиях, когда привлекательность высшего образования в глазах всех слоев населения России не только не снизилась, но и неизмеримо возросла.

Но я хотела бы снова и снова подчеркнуть: при всех выпавших на его долю испытаниях слой российских бедных в массе своей как раз всегда выдерживал и выдерживает эти материальные и моральные испытания в отличие от представителей того слоя, которых я называю сверхбедными, «нищими». Главное различие в свете нашей темы: сверхбедность, нищета в России прямое варварство, в которое впадают захваченные ею, терпящие его отдельные люди, семьи, целые поселения. Сколько здесь зависело и зависит от тяжелейших объективных условий, а сколько от собственной воли опустившихся людей, вопрос особый. Но как раз пример бедных людей показывает, что весьма многое упирается в характер личности каждого человека. Ибо то, что я именую бедностью с точки зрения сознания и действий самих бедных российских людей, ассоциаций с варварством не вызывает.